Под сенью тебя

Как карта в колоде

Я расскажу тебе про день, стоящий как карта в колоде — немного наискосок. Он начался тут, на этом проспекте, широком как в Москве, но  будто бы Москва находится на Марсе. Чтобы попасть сюда, надо сесть на поезд и приехать в Ашдод.  У вокзала тебя сразу встретят дюны,  но если проехать чуть-чуть, то ты в Москве наших советских времен — вот-вот узреешь магазин «Тысяча мелочей» на местной площади Гагарина. Продолжение

Человек которого любишь

Человека, которого любишь, невозможно в уме овеществить. Как невозможно навсегда выспаться. Он нужен, как каждодневно встающее солнце, как воздух.

Образ его невозможно вспомнить до конца, потому что все это  —  больше тебя самого.

То есть ты в этом  сам себе незнакомый,  потому что в любви  ты  больше того, чем можешь себя осознать.

Иногда видишь масштаб своего чувства действительно отодвинувшись. Тогда оно захлестывает тебя.

Воображение

Твое воображение легко путешествует
По полосатым полям,
Светлозеленым оврагам
Улицам города, видным из окон кафе
Ты слышишь музыку стихов и гармонию смыслов

Мое воображение мускулисто:
Мне нравятся оскаленные голые ветви
Экскаватор в позе поверженного лебедя
На сотворенной им горе

Вчера, например, в пещере магнито-резонансного томографа
Меня вдохновило трубление ядерной музыки
И, клянусь тебе, кто-то моим голосом
Там ритмично говорил ТАТАТА

Вообще-то, меня не укачивает рифма ,
Через нее, мне кажется,
Утекает смысл…

 

Не удивляет ли это?
Напротив!
Совершенно напротив!

voobrajenie

Под сенью тебя

kitaetzПод сенью тебя возможно,
не оборачиваясь,
ехать вместе с графическим китайцем на его рассеянном осле,
следуя за большими небесными птицами в сером небе,

жить в забавном мире моих снов, где внутри поезда течёт река
и ты должен переплыть её, чтоб выйти на остановке,

спрятаться в печальные мысли, чтобы печалиться всласть,
исчезнуть и раствориться в дыхании дня,

испытывать твой слух рассуждениями о том
что все  есть причина самого себя,

безответственно но небезответно взглянуть в твои глаза ,
просто быть…

Под сенью тебя в мире много очень светлого света,
в нем слышно мяуканье флейты  — ничего что так не бывает,
Под сенью тебя есть свобода но нет одиночества,
ничего, что так не бывает

Я расскажу тебе

Picture 033

Я расскажу тебе про то, как мы ходили слушать стихи, которые можно было не писать, как старый Карл с черным зонтиком выходил из автобуса в коконе своего одиночества и печали.

Как ритм, услышанный вдали, аккомпанировал всему — летящим облакам, проклюнувшемуся  дождю, меняющейся глубине твоих глаз.

Как мы, безродные, как будто бы плыли, не сходя с этого места, сияющего и неуютного, и вокруг нас были те, кто дышит вроде нас. Как эти люди слушали стихи, которые можно было не писать, кивали им с такт, согревали нас своим дыханием, удивленно доживали свою жизнь.

Как вместе со всем  этим жизнь двинулась навстречу нам и раскрыла объятья, и мы услышали ее,  ибо только из печальных звуков рождается радость.

Как целый вечер шел дождь, и гас свет, и комната освещалась светом молнии, и мы приблизились к сути, мы ухватили ее, чтобы в тревоге и растерянности выпустить ее из рук уже послезавтра.

Как было еще завтра, с его тенями и ветром.  А помнишь, кого мы встретили на пути и как  случайно, совсем случайно  мы согрели ее  прямую и чистую душу?

Так почему же, почему ты ничего про это не знаешь?

An unnamed

vsemogush

Я всегда была всемогущей. Возможно, я не знала об этом, но теперь знаю. Мне намекал об этом мой младший сын.

Как утром пение птиц сквозь шум дождя. Так я слышала  это  и  никогда не отчаивалась.

Кроме одного раза. Он-то все и определил.

В детстве из-за моего всемогущества все плясали под мою дудку,   и даже Тот Самый мальчик всегда выходил из подъезда, когда я проходила мимо.

Да и потом все происходило, как мне было нужно.

Однажды один человек умер в угоду мне.

А потом один человек встретился, и мир стал справедлив.

Чтобы доказать это, я хочу вас спросить, сколько вы видели людей, чья духовная жажда была бы утолена?

Вчера

husband

Я спряталась в ореховую скорлупку от ветра

Там все равно было холодно как всегда

А потом посмотрела на тебя и согрелась

Не потому что ты со мной, а потому что ты прав