В этот день

В этот день

все свободно текло —

автобусы

мысли

дела

и только интернет зудел как всегда,

как будто его кто обидел

И когда на остановке

появились наши печальные тени

Все началось, зазвучало:

 

Сначала голые ветки

сыграли несколько фортепьянных пассажей

Потом, как водится, вступили скрипки чередой цветочных ароматов

Затем бухнули литавры — тяжело плюхнулась туша кота,

Потом  запах восточных приправ принес плотскую плоскость

 

Но мир, горящий закатным светом, свел все инструменты вровень

И  наступила темнота. И стало ясно,

что ничего нет, кроме музыки
muzika

Et si tu n’existais pas

Я всегда очень радуюсь, когда приходит мой муж. Я радуюсь не самому факту его прихода, а тому, что он приносит с собой. Это – глаза его и движения, в которых одновременно благородство, и свобода, и скованность. Еще он приносит с собой то, что я называю «светлость». Из чего это состоит? Из него самого и может быть чуть-чуть из того, что он меня любит. Но больше из него самого – из душевной чистоты, благородства и неприятия зла.

Вообще его появление сообщает моему существованию какой-то вектор, противоположный довольно частому меж людей. Этот вектор явно направлен вверх, как будто я становлюсь воздушным шариком. Во всяком случае, одна я «вешу» больше, то есть меня больше притягивает к земле.

Продолжение

Под сенью тебя

kitaetzПод сенью тебя возможно,
не оборачиваясь,
ехать вместе с графическим китайцем на его рассеянном осле,
следуя за большими небесными птицами в сером небе,

жить в забавном мире моих снов, где внутри поезда течёт река
и ты должен переплыть её, чтоб выйти на остановке,

спрятаться в печальные мысли, чтобы печалиться всласть,
исчезнуть и раствориться в дыхании дня,

испытывать твой слух рассуждениями о том
что все  есть причина самого себя,

безответственно но небезответно взглянуть в твои глаза ,
просто быть…

Под сенью тебя в мире много очень светлого света,
в нем слышно мяуканье флейты  — ничего что так не бывает,
Под сенью тебя есть свобода но нет одиночества,
ничего, что так не бывает

***

Вот  что было в этот день

Гортензия  цвела и пахла

Тень пчелы висела над дорогой

Пушинка   парила под солнечным ветром

Бесшумно пришел автобус…

Жить, не выходя  из задумчивости

До конца  жизни.

Я расскажу тебе

Picture 033

Я расскажу тебе про то, как мы ходили слушать стихи, которые можно было не писать, как старый Карл с черным зонтиком выходил из автобуса в коконе своего одиночества и печали.

Как ритм, услышанный вдали, аккомпанировал всему — летящим облакам, проклюнувшемуся  дождю, меняющейся глубине твоих глаз.

Как мы, безродные, как будто бы плыли, не сходя с этого места, сияющего и неуютного, и вокруг нас были те, кто дышит вроде нас. Как эти люди слушали стихи, которые можно было не писать, кивали им с такт, согревали нас своим дыханием, удивленно доживали свою жизнь.

Как вместе со всем  этим жизнь двинулась навстречу нам и раскрыла объятья, и мы услышали ее,  ибо только из печальных звуков рождается радость.

Как целый вечер шел дождь, и гас свет, и комната освещалась светом молнии, и мы приблизились к сути, мы ухватили ее, чтобы в тревоге и растерянности выпустить ее из рук уже послезавтра.

Как было еще завтра, с его тенями и ветром.  А помнишь, кого мы встретили на пути и как  случайно, совсем случайно  мы согрели ее  прямую и чистую душу?

Так почему же, почему ты ничего про это не знаешь?

An unnamed

vsemogush

Я всегда была всемогущей. Возможно, я не знала об этом, но теперь знаю. Мне намекал об этом мой младший сын.

Как утром пение птиц сквозь шум дождя. Так я слышала  это  и  никогда не отчаивалась.

Кроме одного раза. Он-то все и определил.

В детстве из-за моего всемогущества все плясали под мою дудку,   и даже Тот Самый мальчик всегда выходил из подъезда, когда я проходила мимо.

Да и потом все происходило, как мне было нужно.

Однажды один человек умер в угоду мне.

А потом один человек встретился, и мир стал справедлив.

Чтобы доказать это, я хочу вас спросить, сколько вы видели людей, чья духовная жажда была бы утолена?

***

Я видела во сне стихотворенье, которое

как старая мозаика

не содержало точного изображения

Но те слова, которые не стерлись,

Прекрасны были так

Что вся картина

сулила чудеса…

psifas

Вчера

husband

Я спряталась в ореховую скорлупку от ветра

Там все равно было холодно как всегда

А потом посмотрела на тебя и согрелась

Не потому что ты со мной, а потому что ты прав

Последний рабочий день в СССР

posledniy

В те времена мое сознание было только частично ясным. Причина была в том, что государство, в котором я жила, излучало такую угрозу для всего естественного и живого, что моя незрелая душа сжималась, ожидая всяческих  ударов. Но этот день я помню очень хорошо.

Мне было 34 года и я готовилась к репатриации в Израиль. Это был мой последний рабочий день в этой стране и  я была послана в  совхоз на станции Ожерелье для проведения инструктажа.

Была ранняя весна.

Я вышла из электрички. Не помню, думала ли я о том, что этот день – суммирующая черта под чередой моих унылых рабочих дней.

Продолжение