Еще раз про….

Однажды в командировке в магазине продавалось только грузинское вино «Изабелла», воздушная кукуруза и больше ничего. Они пили вино почти до утра. Опьянения не было, но она запомнила, что 5 или 6 часов пронеслись, как одно мгновение. Потом они зачем-то оказались в одной постели. Так называемые отношения совершились как будто через стекло, и пасмурным утром у обоих было ощущение какого-то сквозняка.

Этого человека она любила. Она жаждала его присутствия. Она так тянулась к нему, что однажды, когда ей показалось, что обстоятельства разлучают их, в то время как они были только слегка знакомы, она от стресса похудела на 10 килограмм. При ее свободолюбии это было непривычно и она раздражалась на себя.

Став любовниками, они сделали какую-то ошибку. И, как это всегда бывает в таких случаях, их отношения продолжались, но все так же — через стекло.
Он начал совершенно некстати упрекать ее в снобизме, объясняя что слишком прост для нее. Она в ответ становилась все несчастнее. Целых полгода у нее не кончался насморк и совсем исчезло обоняние вместе со вкусовыми ощущениями.

Если бы тогда не случился у него инфаркт, они бы постепенно расстались и он потом даже не вспомнил бы о ней. Но, чуть не умерев от страха и навещая его в больнице, она вдруг почувствовала, что их отношения превратились в единственный смысл его жизни. Стеклянная стена исчезла. Они стали близки до такой степени, как если бы их кровеносные сосуды переносили одну и ту же кровь.

Этой сумасшедшей страсти хватило на 10 лет. Пережить ее было довольно тяжело, и для нее все кончилось тяжёлой клаустрофобией. В конце концов она настолько перестала его любить, что оставаться с ним не могла даже из жалости.

Всё осложнялось тем, что, кроме него, ей абсолютно не с кем было поговорить. Он все-таки был необыкновенный человек, у него было мощное воображение и та самоирония и чувство юмора, которых ей так не хватало во всех других. А это привязывает гораздо сильнее, чем все остальное.

Все это время она была свободна до степени полной бесприютности. Но почему-то сама мысль, что они будут когда-то жить вместе очень ее пугала. Страсть — это душная вещь.

Рассматривая потом через увеличительное стекло эту часть своей жизнь, она поняла, что источником его страсти было стремление доказать себе, что он живой. Потому что о ней он с сожалением говорил, что у нее внутри все время пылает какой-то огонь, настолько сильный, что ему требуется от этого отдыхать. Она, кажется, это понимала правильно. У него была проблема с тем, что называлось ее сущностью.

Рассматривая потом….как он все время требовал списка ее бывших любовников, чтобы внезапно необъяснимый рой смертей взвился над нашей грешной землёй, она поняла, что это была просто стимуляция на фоне пустоты этих отношений. К этому же роду относились и ревность, и нелепые обвинения в том, что она женщина-вамп.

Рассматривая потом…..она вспомнила, что он никогда не испытывал к ней эмпатии, утверждая при этом, что никто не будет ее любить, как он. А что за любовь без эмпатии и нежности.

Еще она вспомнила, что все ей говорили, что она боится его, что он высасывает ее силы, что он слишком «мал» для нее. И действительно, после их расставания понадобилось «исправляющее впечатление» для множества жизненных вещей.

Рассматривая потом…она думала,что наверное надо хотя бы один раз в жизни пережить такой накал страстей, чтобы никогда больше этого не желать.

Потом ей повезло и она встретила человека с которым мир наполнился воздухом свободы и тишины и вышла за него замуж . Его совсем не жёг ее внутренний огонь, а просто согревал ему душу.

Письма бывшего возлюбленного, составляющие целую хорошую литературу, она хранила в коробке у себя дома и не хотела выбрасывать, как не выбрасывают хорошо написанные книги.

Однажды, тяжело заболев, и беспокоясь чтобы человека, за которого она вышла замуж, не травмировало их наличие в случае, если она исчезнет, она предложила ему их почитать. Красиво, сказал он, но неинтересно. Он там всё — только про себя. Тебя там нет.

Банальная в общем то история.

Comments are closed.